Новости проекта
Конкурс продлен! Принимайте участие!
Поздравляем с Днем учителя!
Отвечаем на ваши вопросы!
Домашнее задание на контроле!
Голосование
Хотели бы вы учиться в субботу?
Всего 79 человек

Вместе против наркотиков

Дата: 29 октября 2014 в 16:15, Обновлено 29 октября 2014 в 16:26

   С начала 2014 года в Минске 7 молодых людей умерли после употребления марок с изображением на них «Красного дьявола», хотя для большинства подростков употребление марок и спайсов — безобидное развлечение. Насколько сейчас в школах знают, что такое спайс?                                                                      Настя Бобко, ученица 9-го класса: Ребята в школах, конечно, знают про спайсы. Они к этому абсолютно спокойно относятся. Некоторые даже считают, что это здорово, они решают покурить спайс, чтобы показать ребятам: я крутой, общайтесь со мной. Этим они считают, что они личности, они выделяются, что самое ужасное, ведь спайс, наоборот, притупляет нашу личность, он делает из нас ничто.                                                                                      В прессе появилась такая информация о том, что курительные смеси составляют почти 70% от всех наркотических веществ в Беларуси против прежних 8%.  Так ли это?                                                                           Василий Лосич, заместитель начальника управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми МВД РБ: Действительно, в последнее время мы анализируем динамику тех наркотических веществ и психотропных средств. Первоначально они к нам поступали в виде курительных смесей, затем в виде чистых реагентов, а сейчас в виде каких-то разобщенных компонентов. На территории Беларуси, к сожалению, уже в 2014 году выявили 4 нарколаболатории, в которых путем смешивания этих реагентов получают новый вид психотропных веществ. Ваш коллега сказал, что всего 1 кг, попавшего в страну, достаточно для того, чтобы подкосить огромное количество людей и сравнил спайсы с бомбой, потому что действительно можно убить большое количество людей. Как вы относитесь к поражающей способности этого наркотика? Василий Лосич:0,002 гр — разовая доза для употребления. А последний случай мы имеем, когда наркотик производится в кустарных условиях, поэтому очень сложно рассчитать эту дозу, отсюда эти несчастные случаи. Целый поток сообщений поступает в милицию из минских школ. Если раньше дети курили спайсы, и это было серьезное ЧП, то сегодня подростки перешли на «марки». Попадаются на этом даже самые положительные учащиеся. Наркологи сталкиваются со студентами ПТУ, колледжей и институтов. Среди пациентов попадаются дети врачей, бизнесменов, учителей, военных. Врачи бьют тревогу! Зачастую родители замечают проблему, когда проходит 1 год – 1,5 систематического употребления. Практика показывает, что часто родители отстают от жизни. Они не успевают отслеживать действия своего ребенка в Интернете и думают, что их проблема не коснется. Статистика неутешительна. В 2013 году число подростков, поставленных на профилактический учет только в Минском наркологическом диспансере выросло в 8 раз. Синтетические наркотики в 100 раз сильнее героина Неужели об этом никто не знает и никого не останавливает эта информация?                                                                                 Людмила Шпаковская, заведующая подростковым отделением УЗ «Городской клинический наркодиспансер»:Действительно, синтаксические наркотики более токсически, разрушительнее действуют на организм подростка и в первую очередь на головной мозг. Но каждый из них считает, что он никогда не будет наркозависимым. И это пугает. Каждый считает, что может попробовать 1-2 раза, а потом он остановится и все будет нормально. Можно умереть от одной дозы Это игра в русскую рулетку. Первый раз может оказаться последним. Вот те случаи молодых людей, которые погибли, как раз не были нигде не под каким наблюдением. Хорошие ребята, спортсмены. Даже одна проба приводит к изменениям в структуре мозга. И никто не может показать тому же подростку, что с ним происходит. Даже если он попробовал 2-3 раза, он считает, что, конечно, ни руки, ни ноги не отвалились, он еще учится. Но если брать более тонкое обследование, то мы бы могли ему доказать, что он потерял определенные функции и структуры. Те заболевания, которые приобретаются в результате употребления спайсов — заболевания психического плана и структура мозга не восстановится никогда. Мы можем говорить сколько угодно, но когда приходит определенная ситуация, подросток принимает решение сам. Поэтому когда мы говорим о вреде, объясняем это, они в это не верят. Подростки, которые употребляют курительные смеси (уже есть период), когда он приходит, и ты ему говоришь: понимаешь, у тебя уже хроническое заболевание, ты попал, это проблема. Он не верит. Когда он возвращается к тебе через какой-то промежуток времени, он говорит: да, я тогда не понимал, не верил.                                                                                               Что делать преподавателю, если он застал ученика за употреблением наркотических, синтетических веществ или под их воздействием?                                                                                                                                           Виталий Янчин, начальник отдела организации работы инспекций по делам несовершеннолетних управления профилактики Главного управления охраны правопорядка и профилактики МВД РБ:Уже более года действует инструкция между министерствами образования, МВД и здравоохранения, которые регламентируют порядок действий учителя. В первую очередь он должен вызвать врачей и сотрудников милиции.

Как объяснить, что процессы эти необратимы, что сейчас, если они будут употреблять спайсы, они никогда не станут как минимум нормальными трудоспособными людьми, а самое худшее, что их ждет — смерть или полнейшая деградация?

-Только открытый диалог. Только разговоры с самими подростками, чтобы они сам рассказывали, сами понимали. Мы тоже родителям говорим: спрашивайте у них, знают ли они, чем это грозит, что это такое, посмотрите на их реакцию. 

По каким признакам можно понять родителям, что ребенок употребляет наркотики?

Ирина Лукьянович, руководитель общественного объединения «Матери против наркотиков»:

   Признаки очень схожи с подростковым периодом, когда у ребенка определенная агрессия, перепады настроения. Есть еще характерные признаки употребления спайсов — красные глаза. В любом неадекватном поведении, я думаю, родителям необходимо обратиться к специалистам, чтобы исправить это положение.

К кому обращаться родителям?

Ирина Лукьянович:Мы, во-первых, приглашаем родителей к нам, у нас есть богатый опыт работы с родителями, у которых дети тоже употребляют спайсы, есть положительные примеры, когда родители изменили свое поведение, и дети тоже перестали употреблять спайсы. И неединичный такой случай.

Как начать разговор с ребенком?

Ирина Лукьянович:Нотации однозначно не помогут. Гиперконтроль тоже не поможет. Надо строить отношения. Если есть дружеские отношения, более или менее на равных, если есть принятие своего ребенка как личности, тогда ценности родителей переходят автоматически. И ребенок психологически защищен. Почему-то некоторые дети говорят НЕТ и не употребляют, а некоторые соглашаются. Мы проблему видим в том, что семьи не хотят образовываться, не хотят получать знания, думают: я заработал деньги, купил лучшие планшеты (это портит ребенка, приучает его к нереальной жизни). Сейчас ребенку нечем заняться, от этого занимает свое свободное время чем придется.

   Каждую неделю фиксируются новые вещества, которые влияют на психику детей. На самом деле мы должны помнить и должны представлять четко — любой, абсолютно любой подросток может стать жертвой наркотиков. 

 

Только факты

· Около 20 % учащейся молодёжи (почти каждый пятый!) пробовали различные наркотики.

· Отмечается тенденция омоложения наркомании — на наркоучёте состоят и дети до десяти лет.

· 29,6 % учащейся молодёжи имеют знакомых-наркоманов, то есть находятся в «зоне возможного поражения».

· 80 % детей и подростков, попадающих в существующие группы потребителей наркотиков, становятся наркоманами.

· В среднем за свою недолгую жизнь наркоман втягивает в регулярное потребление наркотиков 10—15 человек.

· В 63 раза за последние десять лет вырос объём изъятых из незаконного оборота наркотиков.

· 81,4 % ВИЧ-инфицированных в Беларуси — шприцевые наркоманы.

· Основные мотивы употребления наркотиков подростками Беларуси: «Чтобы испытать сильные незнакомые ощущения», «Из любопытства», «Так принято в компании», «От скуки».

· Более чем в 11 раз за последние десять лет увеличилось в Беларуси количество преступлений на почве наркопотребления.

· На борьбу с распространением наркомании и лечение наркоманов в нашей стране тратится порядка 1 миллиона долларов США в год.

Отнюдь не сказки, но распространённые заблуждения

Некоторые люди, как это ни странно, считают употребление наркотиков не только приятным, но и полезным занятием и активно отстаивают свои странные взгляды. Считая, что наркотики не представляют никакой опасности, они постепенно катятся вниз. Подобные заблуждения развенчивают те, кому всё-таки удалось выбраться из болота.

У нас в гостях два парня, которым уже довелось столкнуться лицом к лицу с проблемой наркомании. Они высказывают свою точку зрения на эту проблему (их имён мы не называем по этическим причинам).

«В жизни всё надо попробовать, в том числе и наркотики…»

— Самые подлые слова, которые я только слышал. Потому, что, после того как попробовал наркотики, вряд ли уже захочешь (и сможешь) пробовать что-то другое.

Чтобы «оттянуться» и получить кайф, можно, например, прыгнуть с парашютом или порассматривать в телескоп звёздное небо. Но если предложить сотне моих сверстников «сигануть» с парашютом, согласятся 7—10 человек (страшно ведь); всю ночь просидеть у телескопа — вряд ли трое (остальным — лень); а вот наркотики пробовали многие! Почему? Да потому, что принимать наркотики можно не напрягаясь. И вот они, чтобы найти оправдание своей слабости, начинают: «В жизни всё (то есть наркотики) надо попробовать! Испытать!». А ведь некоторые из них уже ничего в жизни не увидят...

«Наркотики придают жизни разнообразие и скрашивают её…»

— Сначала вроде скрашивают.

Вроде что-то новое, интересное... Мои друзья из бывших наркоманов, знаешь, как говорят? «Одного раза всегда много, а тысячи — всегда недостаточно». Это потому, что, когда первый раз что-нибудь принял, наутро себя ругаешь: надо же, зачем только с этим связался — повеселился вроде так себе, и сейчас самочувствие не очень, ещё и деньги потратил. И ещё раз принимаешь, так как не можешь самостоятельно самочувствие отрегулировать, да и совесть хочется приглушить. И начинается: «Всё, сегодня последний раз…». И тянется, тянется... Весело — не передать словами. Утром встал — надо достать денег, достал — надо купить, купил — надо принять, принял, погулял, спать… И так — изо дня в день. Тут уж не до веселья. Каждый день — одно и то же.

«Наркотики помогают решать жизненные проблемы…»

Наркотики принимают по трём основным причинам: чтобы не отстать от товарищей, и это называется «стадным инстинктом»; из любопытства, но оно быстро проходит; чтобы не думать о том, как жить завтра.

Некоторые проблемы наркотики действительно решают: например, они на какое-то (очень небольшое) время притупляют чувство тревоги и неуверенности в своих силах, вытесняя из сознания мысли о необходимости решения массы проблем. Мысли вытесняются, но проблемы остаются. Отложенные дела имеют свойство накапливаться и вынуждают так или иначе действовать, причём часто — не оптимальным образом.

Наркотики и одурманивающие вещества меняют психику, и не в лучшую сторону: появляются и нарастают раздражительность, подозрительность (доходящая до психоза), чувство вины, неуверенность в себе и, как следствие, отчуждённость.

Если у тебя проблемы, наркотики только усугубят их.

«Есть люди, которые принимают наркотики много лет и прекрасно живут…»

— Довольно редко они рассказывают, что «живут прекрасно». Чаще можно услышать примерно следующее: «Дурак я, что связался с наркотиками, теперь никак не могу бросить...». Я ещё не встречал человека, который употребляет наркотики много лет и не пытается избавиться от этой зависимости. Если у тебя всё в порядке, то зачем вообще наркотики?

«Лёгкие наркотики безопасны...»

С точки зрения закона, наркотики не разделяются на «лёгкие» и «тяжёлые». Ответственность за незаконные операции с наркотиками (приобретение, перевозка, хранение и пр.) одинакова по отношению к героину и конопле. Поэтому за пару «кораблей» (спичечный коробок с травкой) могут привлечь к суду. Тогда придётся распрощаться не только с наркотиками, но и со свободной жизнью. За несколько граммов амфетамина могут дать от 8 до 12 лет колонии. Подумай, стоит ли рисковать свободой ради сомнительного удовольствия?

Конечно, «лёгкие» наркотики — это чисто условно. От экстази умирают, а от «грибов», «шалфея» сходят с ума. И, что бы там ни говорили, любые наркотики вызывают привыкание, зависимость. А зависимость ограничивает свободу существования, мешает заниматься более интересными и полезными делами.

«Чистые наркотики безвредны…»

— Наркотики вызывают зависимость, неважно, «чистые» они или нет. А зависимость «выбивает» из нормальной жизни — теряешь друзей; не можешь ни работать, ни учиться; девушка сначала показывает недовольство, а потом уходит; родители всё время взвинченные; есть шанс попасть в милицию. Потом из-за этого всего начинаешь принимать слишком много, а слишком много даже конфет кушать вредно! Так что безвредность «чистых» наркотиков — полная чушь.

К тому же «чистых» наркотиков практически не существует — всё, что продаётся на чёрном рынке, в той или иной степени загрязнено побочными (а иногда и ядовитыми) примесями. Например, среди наркоторговцев модно разводить героин... стиральным порошком, анальгином и т. д. Такой «кайф» представляет реальную угрозу для жизни.

«Наркотики принимают сильные и смелые люди…»

— Смешно! Сильным и смелым не нужны наркотики. Когда наркотики принимают (даже «для развлечения»), то пытаются отвлечься от каких-то проблем, чтобы не задумываться. Сильным это несвойственно. А если человек раз за разом принимает наркотики «из интереса», то значит, он не сильный, а просто «тормоз»: никак не может понять, что его ожидает.

По-настоящему сильные люди не только не нуждаются в наркотиках, но и помогают другим отказаться от них.

«Наркотики бывают «всерьёз» и «не всерьёз». Можно принимать наркотики и не быть зависимым от них...»

— Сначала все так думают, даже те, кто позднее плотно «сядет» на наркотики. Никто не собирается быть наркоманом. Просто невозможно наверняка просчитать, кто заболеет наркоманией, а кто сможет остановиться до этого. Единственный конкретный шанс не иметь головной боли — вообще не трогать этой дряни, не пробовать, не нюхать, не лизать и не курить…

Как показывает опыт, со временем практически все, кто принимает наркотики, разделяются на две примерно равные группы: одни становятся наркоманами, а другие навсегда прекращают их употребление. Поэтому людей, принимающих наркотики и не имеющих зависимости, — единицы из тысяч.

Кстати, многие, начинающие колоться, знают, чем это может закончиться. Они не скажут «Я не знал, что это плохо и грозит смертью, СПИДом, гепатитом и параличом», а «Я знал, но думал, что меня это минует». Есть повод задуматься.

«Употреблять или не употреблять наркотики — личное дело, и нечего в него соваться…»

— Как бы не так! Если бы ты жил в полном одиночестве, то это могло бы быть личным делом. А так за твоё удовольствие расплачиваются другие: лечат твои травмы и болячки; оплачивают больничные листы; работают, пока ты балдеешь; страдают от твоих выходок и вытаскивают тебя из милиции. Наркотики — слишком опасная и слишком жестокая игра.

Александр ЩЁЛОКОВ

 

Обязательное тестирование школьников на наркотики в Беларуси, как в России?

   Мнение врачей и психологов-педагогов разделились

    Уже который раз в Беларуси собираются ввести тестирование школьников на наркотики. Сначала предполагалось, что ребята будут сдавать анализ мочи, но идею отмели, в том числе и из-за того, что популярные сегодня спайсы не всегда можно обнаружить таким образом. Теперь вопрос обязательного тестирования в школах опять актуален. "Вероятно, это будет социально-психологическое тестирование на выявление склонности к употреблению. А родители, возможно, скажут спасибо за выявление проблемы на ранней стадии", - говорят депутаты.30% школьников хоть раз, но употребляли психоактивные вещества, а процент употребления алкоголя - еще более высокий. Такие данные выявило в 2013 году анкетирование 300 школьников из разных регионов. В России обязательный тест на определение наркоманов среди школьников и студентов ввели в конце 2013 года. Подростки с 13 лет заполняют опросник. Каждый может отказаться от прохождения теста в школе в любой момент, а до 15 лет дети проходят тест только с согласия родителей. Результаты передают в местные органы управления образованием, сохраняя конфиденциальность. Если школьник относится к группе риска, то должен пройти медосмотр, чтобы определить, употребляет он наркотики или нет.В ключах к тесту есть ответы, по которым можно определить, лжет ли школьник, легкомыслен ли он, застенчив, возбудим, лидер или предпочитает подчиняться. Например, у школьников спрашивают:"Если бы волшебник превратил тебя в дерево, ты предпочел бы быть: а) одинокой величественной сосной на вершине утеса; б) яблоней во фруктовом саду; в) не знаю";"Бывало ли так, что перед сном тебе в темноте иногда мерещились человеческие лица и фигуры?";"У кого больше друзей - у тебя или одноклассников?";"Ухудшается ли у тебя аппетит перед волнующим событием?" В США обязательное тестирование всех учеников на наркотики возможно только в частных школах. Государственные школы тестируют школьников при допуске к любой внеучебной деятельности.В Великобритании тест сдают только с согласия учащегося. Если ребенок употребляет наркотики, решение о мерах принимают родители и школьная администрация.В Новой Зеландии проверка на наркотики возможна, если ученик был исключен из школы и тест стал условием возвращения к учебе.В Литве тестирование на наркотики проводится в рамках школьной диспансеризации или в особых случаях с согласия учащегося или его родителей.В ряде стран, например, Бельгии, Венгрии и Ирландии, тестирование на наркотики оставлено на усмотрение школьной администрации. Оно проводится при подозрении, что учащийся употребляет наркотики. На тестирование требуется согласие учащегося или его родителей.

"Того стоит" Главный нарколог Министерства здравоохранения Иван Коноразов считает, что психологическое тестирование в школах, вузах и колледжах вводить нужно. Оно поможет обнаружить учащихся с девиантным (отклоняющимся от общепринятых норм) поведением. Чем раньше выявят такого человека, тем больше шансов спасти жизнь, не дать сформироваться устойчивой зависимости, говорит Иван Коноразов.Когда беседы и лекции не дошли до ребенка и выявлена склонность к наркотикам, нужно менять стратегию. Она может быть разной. Если ребенок попробовал один раз, возможно, будет достаточно беседы со школьным психологом. Если ребенок склонен и дальше употреблять, стоит перед выбором, принимать или нет, потребуется более длительная и серьезная работа со специалистами (например, с психотерапевтом). Если употребляет, необходимо привлекать нарколога.

Юрист Людмила Чекина рассказывает, что до 15 лет дети являются полностью недееспособными, и поэтому согласие на прохождение теста, должны давать родители. С 15 до 18 лет в принципе дети могут сами решить, проходить тест или нет (в этом возрасте они являются ограниченно дееспособными). А вот если анкетирование выявит зависимость, то на распространение этой информации вряд ли достаточно согласия подростка. Придется запрашивать разрешение у его законных представителей.Как родитель 13-летнего школьника Людмила Чекина однозначно поддерживает инициативу введения тестирования. "Не считаю это ущемлением прав детей. Даже если будет выявлено несколько учеников с проблемой на ранней стадии, это позволит поработать с детьми тем же школьным психологам, медикам. Того стоит"."Не хотелось бы формального подхода" Семейный психолог Роман Крючков говорит, что труд школьных психологов сегодня сильно формализован: они просто не успевают работать с семьями. "Ну проведут в школе это анкетирование, а дальше что? Кто этим будет заниматься? У нас много детей из семей, где есть проблемы с алкоголем. Что с ними делают после проведения диагностики? Как правило, ничего!" - говорит Крючков.Психолог отмечает, что если ребенок употребляет алкоголь или наркотики, причина – в семейных отношениях. "Склонность употреблять психоактивные вещества, примыкать к неформальных группам и лидерам, отсутствие авторитета родителей – симптомы проблем в семье". Семья может быть внешне благополучной, говорит Крючков, "но при этом не справляться с кризисами, которые ее разъединяют. Такая семья дисфункциональна". Увидеть проблему, поддержать, показать границы правильного/неправильного – функции семьи, а не школы, говорит психолог. А если родителям все равно, то педагоги ребенку не смогут помочь. У школы другая функция.Хотя, возможно, отдельным родителям психолог школы подскажет, на что обратить внимание, добавляет специалист."Для чего? Детей держать в страхе?" Педагог-психолог Гостиловичской СШ Логойского района Наталья Радненок предполагает, что обязательное тестирование хотят ввести, чтобы выявить группу риска. Но такая мера будет бессмысленной, считает она.Детей, которые могут употреблять наркотики, в школе и так знают. А на проведение тестирования будут затрачены средства. Учителя получат дополнительную нагрузку. "Тестированием мы можем выявить склонность к зависимости вообще (кстати, зависимость может развиться к наркотикам, алкоголю, любви, а может и не развиться). Для чего это делать? Лечить их? Мы можем только наблюдать этих детей". Работать с ребятами дополнительно у школьного педагога не хватит времени, говорит Наталья Радненок.Профилактической работы в школе ведется очень много, ребенок знает, что хорошо, что плохо, отмечает специалист. "Держать детей на страхе? Но если ребенок ответственный, то не будет этим заниматься, а если ему все равно, то такими методами его не остановишь"."Если есть какие-то подозрения, социальный педагог и сегодня говорит родителям обратиться к наркологу. Но отправляет к врачу сам родитель, заставить нельзя".Обязательное тестирование нарушит личностные права детей, считает школьный психолог. Сейчас дети с 15 лет сами решают, проходить тест или тот же медосмотр или нет. "К тому же какие-то вузы, возможно, захотят, чтобы им предоставляли эту информацию, чтобы удостовериться, что ребенок может поступать на данную специальность. А вдруг ребенок употребил один раз?".Если родители волнуются за ребенка, то и сейчас могут обратиться к школьному психологу и попросить специально протестировать ребенка, даже с условием, чтобы об этом не знал классный руководитель. У них есть возможность запросить у психолога результаты тестов, которые школьники делают регулярно.Кроме того, Наталья Радненок отмечает, что обязательное тестирование снимет ответственность за ребенка с плеч родителей, мол, в школе за всем следят. С другой стороны, результаты теста дадут возможность учителю упрекнуть маму или папу: "Смотрите, не все благополучно". 

Марина Воробей / TUT.BY

Комментарии:
Оставлять комментарии могут только авторизованные посетители.